Православная иконопись

Наши иконы

Библиотека православной литературы

Православная литература

Иконы на заказ, заказать икону

Православие в Интернет

 

Ксюша Афонина не хочет умирать - помогите ребенку выжить

 

 

ОЛЬГА НИКОЛАЕВНА КУЛИКОВСКАЯ-РОМАНОВА

ЧУДО НА РУССКОЙ ГОЛГОФЕ

Приморское краевое общество любителей книги России
ВЛАДИВОСТОК · 1994


Выпуск подготовили Андрей Хвалин, Вадим Кузнецов.
Православное братство во имя царя-искупителя Николая.

Ольга Николаевна Куликовская-Романова, супруга Его Высочества Тихона Николаевича, внука Императора-миротворца Александра III и родного племянника Царя-Мученика Николая Второго.

Родилась эта замечательная женщина в Югославии в семье русских беженцев, воспитывалась в Мариинском донском институте благородных девиц (эвакуированном из Новочеркасска), в совершенстве владеет семью языками. Судьба привела ее в Канаду, где Ольга Николаевна вышла замуж за Тихона Николаевича Куликовского-Романова, сына лейб-гвардии полковника Н.А. Куликовского и Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны, единственного багрянородного (т.е. рожденного от царствующего Императора) ребенка Государя Александра III.

Семья Великой Княгини после Второй Мировой войны вынуждена была под давлением советского правительства покинуть гостеприимную Данию, где она проживала с 1920 года после спасения из плененной России (мать Е.И.В. Вел. Кн. Ольги Александровны — Вдовствующая Императрица Мария Феодоровна до брака с Императором Александром III — принцесса Дагмар, дочь датского короля Христиана IX).

Беззаветно преданная делу возрождения России семья Куликовских-Романовых всегда была теснейшим образом связана с жизнью русских людей, будь-то заграницей или на Родине. Его Высочество Тихон Николаевич участвовал в различных фондах и объединениях, занимался отечественной историей, чтобы сохранить память о былом величии России и передать ее потомкам. Как только стало возможным несколько лет назад, Куликовские-Романовы основали благотворительный Фонд помощи России имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны, в котором Тихон Николаевич был Почетным председателем, а Ольга Николаевна — председателем.

На одном из кадетских съездов в докладе о своей матери, покровительнице кадетского объединения в Торонто, Тихон Николаевич сказал:. “Она всей своей жизнью дала пример глубочайшей веры в Бога и безграничного доверия к Нему, способствующего все в жизни принимать безропотно. Она также дала пример безусловной и всепоглощающей любви к России и к русскому человеку, волею суровой судьбы оказавшемуся покоренным носителями чужеродной идеи, но стремящегося к общей цели — освобождению России от власти безбожников.” Эти слова в полной мере можно отнести к самому Тихону Николаевичу, а также к его супруге Ольге Николаевне, бывшей верной сподвижницей Его Высочества во всех начинаниях.

Господу было угодно в апреле 1993 года призвать в селения праведных Тихона Николаевича. Соболезнования близким пришли из различных стран мира (в том числе от Ее Величества датской Королевы Маргареты, Ее Величества Королевы английской Елизаветы 11 и Его Высочества принца Филиппа) и из многих уголков нашего Отечества.

Обрел покой достойнейший из скромных,
Скромнейший из достойных человек. —

говорится в одной из стихотворных эпитафий, посвященных памяти Тихона Николаевича. Его называли символом России, “которую мы потеряли.”

Ныне Ольга Николаевна, эта замечательная русская женщина, какой и бывает она в высшем Национальном проявлении, продолжает все дела своего почившего в Бозе супруга. О тяжести ее креста вдумчивый читатель сможет хотя бы в общих чертах судить по предлагаемому сборнику.

Бог даст со временем злонамеренная ложь, долгие годы возводимая недругами России вокруг Династии Романовых, рухнет и боголюбивый народ православный, покаявшись в грехе цареубийства последнего Государя, воспримет свет Истины, что пронесли через долгие годы ожидания, испытания, и мытарства члены Царствующего Дома. Исполнятся сроки — и возродится Россия в величии и славе. Буди, буди! Аминь.

АНДРЕЙ ХВАЛИН.


Пророчества и чудеса, связанные с лицами Царствующей Династии, всегда имели в России мистическое, судьбоносное значение для народа и державы. Смысл их раскрывался не сразу — через десятилетия, а порой и века... Вспомним хотя бы пророчества схимонаха Авеля, преподобного Серафима Саровского, других старцев-прозорливцев в судьбе Царя-Великомученика НИКОЛАЯ и Его Августейшей Семьи.

В октябре 1992 года в Екатеринбург — на Русскою Голгофу, — чтобы помолиться Царственным Мученикам о спасении России, приехала Ольга Николаевна Куликовская-Романова, супруга Его Высочества Тихона Николаевича, внука Императора Александра III и родного племянника Государя Николая II.

Последовавшие за тем чудесные события подтверждают истину об особом заступничестве Царицы Небесной над Родом Романовых, народом православным и Святой Русью, хотя подлинный глубинный смысл этих событий еще скрыт от нас, грешных...

Из письма Ольги Николаевны Куликовской-Романовой в
Россию, сентябрь 1992 года

Цель моей поездки в Россию ознакомиться поближе с обстановкой в Стране в данное судьбоносное время...

А ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ — ДУХОВНАЯ: исполнить волю Тихона Николаевича отслужить молебен Царственным Новомученикам в Екатеринбурге, на месте зверского убийства Царской Семьи с Их до смерти верными слугами. Мы уверены, что на этой Русской Голгофе Русский Народ в свое время воздвигнет как ПОКАЯНИЕ достойный Храм-Памятник. С Божьей помощью это сможет стать — если Господу будет угодно -великим духовным взрывом.

ОЛЬГА.

Из рассказа — Ольги Николаевны Куликовской-Романовой об октябрьском 1992 года паломничестве на Русскую Голгофу.
Запись сделана в ноябре того же года по возвращению в Москву

Чувства были, безусловно, очень сильные. Во-первых, ехала я в этот город с очень тяжелым сердцем. Екатеринбург, вообще здешние места были мне не по душе. Но Тихон Николаевич, мы вместе когда-то решили, что нужно наконец-то отслужить здесь именно молебен, а не панихиды, как до сих пор их служили. Русская Зарубежная Церковь давно прославила Царственных Мучеников, мы Им служим молебны, мы Им молимся. Так родилась идея поехать все-таки в Екатеринбург, хотя на меня эта поездка легла тяжелым моральным и физическим грузом, я страшно устала. Но сейчас, по возвращению в Москву, от избытка переживаний чувствую себя разбитой еще больше.

Переживания были очень сильными. Во-первых, конечно, встреча в Екатеринбурге, куда мы приехали поздно вечером поездом. Совершенно неожиданным был для меня наплыв встречающего народа — с хоругвями, с иконами, с флагами -здесь же казаки. Это было вообще для меня потрясающе, никогда ни о чем подобном даже не думала и считаю себя недостойной такого внимания. Но видя искренность людей, понимая, как тщательно они готовились, должна была принять все — иначе они бы даже обиделись.

На следующий день, когда мы отслужили литургию, все присутствующие, в том числе семь или девять священников, двинулись крестным ходом к этому тяжелому месту, где убили Царскую Семью. Крестный ход растянулся на целый квартал, все крестились. Зеваки, стоящие по сторонам, глядели на нас кто с удивлением, кто с восторгом, кто с любопытством…

Сам молебен, который мы служили, был знаменателен и тем, что в тот момент, когда мы подошли на место дома Ипатьева, погода разыгралась — такая красивая, такая, я бы сказала, мягкая, что холода не чувствовалось абсолютно. А утром, как мне — сказали, мороз доходил до десяти градусов. Лежал уже снег, но было солнечно. Я стояла без перчаток, настолько было приятно и тепло.

Торжественно отслужив молебен, наш крестный ход направился к месту бывшего храма Святой Екатерины, где сейчас установлен крест на месте алтаря. Помолившись там, мы вернулись обратно.

После небольшой трапезы отправились на Ганину Яму, где были разрублены на части и сожжены тела Царственных Страстотерпцев. Сопровождавшие нас повсюду казаки предоставили большой автомобиль “Урал”, на случай если наш автобус застрянет, поскольку место это и так мало доступное, а осенью и по снегу — в особенности.

Когда ехали туда, шел снег, и довольно сильный. У кромки леса оставили автобус и легковые машины, дальше нас сопровождать мог только мощный “Урал”. Священство в полном облачении, казаки с знаменами и хоругвями, паломники с иконами пошли пешком, а это добрых два километра. Шли с молитвами и песнопениями.

Пришли. Молились. Молились Царственным Мученикам. Во время молебна именно над Ганиной Ямой снег перестал совершенно. Подняв глаза, вдруг обратила внимание, что облака над нами разошлись и показалось большое пятно ярко голубого неба. Откровенно говоря, я подумала, что наша молитва в тот момент услышана.

День Покрова Пресвятой Богородицы, 14-го октября 1992 года, знаменательный день!

На следующее утро собирались в восемь часов выехать в Алапаевск. Не вышло — отправились позже. Проехали около трети пути и у нас сломался автобус. Тут и начались наши мытарства. Но опять-таки что ни делается, как говорится, то — к лучшему.

Поблизости оказался посёлок Монетка, где когда-то жили рабочие здешнего монетного завода. Проезжавший мимо милицейский патруль обратил на нас внимание. Обещали помочь. И действительно, через каких-нибудь полчаса прислали грузовой автомобиль, взявший нас на буксир и потащивший в этот поселок. Нас там очень мило, с радостью встретили, показали местный профилакторий, накормили. Обратив внимание, что у них в профилактории есть протестантская литература, мы пообещали прислать им православные молитвословы и другие книги, — главным образом для детей. Раздали также и иконы Царственных Мучеников. Сложилось впечатление, что люди остались довольны. Даже одна старушка, которая запоздала и не успела ничего получить, “осмелилась” подойти и говорит: “Я тоже хочу такую икону”. Ну, я дала ей такую икону, а вдобавок еще и отдельную икону Государя. Тут и другие стали просить...

Приблизительно в два часа после обеда отправились дальше в путь теперь уже на их автобусе. Но мы не рассчитали времени и расстояния до города Алапаевска...

В дороге нас постигло новое искушение. Приблизительно за полтора часа до прибытия на место мы вдруг остановились на распутье: заплутав, поехали не по той дороге и она закончилась разобранным мостом... Возник вопрос: ехать обратно или дальше? По своему состоянию здоровья – очень плохо и очень уставшей себя чувствовала — мне сердцем и физически хотелось вернуться в Екатеринбург. Кроме того, на вечер у нас была назначена встреча с Владыкой Мелхиседеком.

Мнения разделились: некоторые предлагали, раз уж столько претерпели, ехать дальше, другие стояли за то, чтобы вернуться, поскольку было уже около пяти часов вечера. Самое главное, что я настолько себя плохо чувствовала, что начала переходить границы своих сил.

Решили помолиться. Пока священники читали молитвы, а с нами их в тот день ехало пятеро, я знала, что последнее слово как-то остается за мной, и поэтому затруднялась с решением. Промелькнула маленькая мысль бросить жребий, но она тут же показалась мне страшно недостойной. Должна сказать, что в тот момент сердцем и телом меня тянуло назад в Екатеринбург.

Тут вытащив икону чудотворной Курской Коренной Божией Матери, которая всегда со мной, и помолившись Богородице, попросила осенить меня, что делать. И вдруг мне пришла мысль о сне, который видела в возрасте около 15-ти лет в Югославии, где училась в институте благородных девиц. Знаменательным было в том сне то, что Богородица явилась на фоне темного неба и яркого креста, причем рука Ее показывала направо. Вспомнив свой давнишний сон, ответ на который я искала всю жизнь, и не раздумывая, сразу же после последних слов молитвы вдруг сказала: “Едем направо.”

Единственное могу добавить: это решение было не от меня зависящим...

Из письма Ольги Николаевны Куликовской-Романовой своим родителям.
Получено 14/1 февраля 1940 года

...Ночью с 6 на 7-ое мне снился очень интересный сон: я с папой стою на пустой поляне, вокруг все темно. Небо черное и без одной звездочки. На востоке появилось светлое пятно, потом неясно появляется лик Пресвятой Богородицы. Я в начале испугалась, а потом спросила папу: “Что такое?” — и папа мне ответил: “ничего! сейчас увидим!” В конце концов лик Пресвятой Богородицы стал ясным, и я уже не вытерпела и от страху упала на колени и во все горло начала читать “Отче наш”, а потом и папа упал на колени, перекрестился и встал, а потом все исчезло и я проснулась. Милый папочка и мамочка, что это может значить? Вечером я спросила Марию Николаевну /М.Н. Спиридович, классная дама в институте благородных девиц — сост./ и она мне сказала что это очень хороший сон.

На конверте этого письма рукой Н.Н. Пупынина, отца Ольги Николаевны, написано:

Прокимен. Глас 8.
Ты, Господи, сохраниши ны и соблюдеши ны от рода сего и во век.

Прокимен. Глас I.
Уста моя возглаголят премудрость и поучение сердца моего разум.

Из рассказа Ольги Николаевны Куликовской-Романовой в ноябре 1992 года (продолжение):

Поехали направо. Сзади меня сидел иеромонах о. Сергий. Я почему-то объяснила ему свое решение ехать направо и мельком рассказала про свой сон.

Дорога направо все-таки привела нас в Алапаевск, к той шахте, куда были, сброшены Великомученица Елизавета Феодоровна, другие князья, инокиня Варвара. Стало совершенно темно. Но так как шахта находится недалеко от дороги, то автобус смог близко к ней подъехать, высветив ее и установленный рядом деревянный крест фарами.

Начали молебен. Как ни странно, он прошел именно при свечах, потому что просто-напросто было темно. Да, было холодно в тот вечер — и здорово холодно.

Помолившись, мы сели и пустились в обратный путь. По дороге опять “терялись”, но, слава Богу, в конце-концов добрались до Екатеринбурга, хотя и очень поздно. Вообщем, это был день наших мытарств, которые мы все-таки стойко выдержали.

На следующий день, в пятницу, приблизительно в десять тридцать утра у нас состоялась встреча с Владыкой Мелхиседеком. Был чудный солнечный день. Владыка нас очень любезно принял. Поговорив о многом в его кабинете, по приглашению Владыки перешли в столовую испить чаю.

Вошли в помещение, о. Сергий стоял слева от меня, а Владыка возглавлял замечательно накрытый стол. Как всегда, стали молиться. Владыка запел “Отче наш”, и я глазами ища икону, на что молиться — о ужас! — вдруг увидела в простенке между двумя окнами большую очень темную икону-картину приблизительно метр на семьдесят сантиметров: в облаках на фоне сияющего на черном небе креста Богородица, держащая Младенца в левой руке. Эта икона, молитва “Отче наш” — сердце замерло и я не знала, что делать, подумав: “Боже мой! Неужели это то, что я когда-то видела во сне?”

Долго щурилась и старалась сквозь слезы увидеть: показывает ли Богородица рукой направо или нет? Это для меня было тоже очень важно. Наконец, я разглядела, что на иконе Богородица изображена именно с протянутой вдоль перекладины креста рукой, показывающей направо.

Со мной случилось что-то невероятное: я начала рыдать, закрыла лицо руками и через некоторое время выскочила в соседнюю комнату. Это был сильный плач, выходивший из глубины души. Меня трясло, как в лихорадке, — я не могла себя сдержать. О. Сергий подошел ко мне. Его происшедшее, как ни странно, почему-то не удивило абсолютно. Вероятно потому, что он увидел именно то, о чем я ему говорила вчера в автобусе. Так же, как и я, о. Сергий не сразу разглядел протянутую вправо руку Богородицы.

Справившись со своими чувствами и извинившись перед архиепископом Мелхиседеком, попросила о. Сергия в кратких словах изложить Владыке, почему я себя так вела. Откровенно говоря, не помню, что и как о. Сергий сказал, но думаю, Владыка понял духовную суть случившегося.

Так как сон я видела незадолго до Мировой Войны, то своим детским разумом считала, что это есть знак, перст, указующий путь спасения в бедствиях войны. И действительно, в конце 41-го года мы покинули Югославию... Впоследствии, в течение долгих лет протянутая надо мною рука Богородицы не раз меня защищала и спасала жизнь. К тому же, родившись 20-го сентября, ощущала, что всегда нахожусь под каким-то Покровом Богородицы.

Возвращаясь из Екатеринбурга в Москву, разговаривала с о. Сергием об этом образе Богородицы. Он рассказал, что еще раньше знал о подобной иконе, хотя она очень редкая...

Запись Ирины Лубниной в память Великой войны России с Германией, Австрией и Турцией 1914-1915 годов:

1914 год. 18 сентября получено сообщение от генерала Ш., командующего отдельною частью на Прусском театре военных действий.

После нашего отступления наш офицер с целым полуэскадроном видел видение. Они только что расположились на бивуаке, Было 11часов вечера, тогда прибегает рядовой с удивленным лицом и говорит: “Ваше Высокоблагородие, идите”. Поручик Р. пошел и вдруг видит на небе Божию Матерь с Иисусом Христом на одной руке, а другой рукой указывающей на запад. Все нижние чины стоят на коленях и молятся Небесной Покровительнице. Он долго смотрел на видение, потом это видение изменилось в большой Крест и исчезло. После этого разыгралось большое сражение на западе под Августовым, ознаменовавшееся большой победой. Сие изображение написано по благословению Митрополита Макария Московского и Коломенского при БЛАГОЧЕСТИВЕЙШЕМ САМОДЕРЖАВНЕЙШЕМ ВЕЛИКОМ ГОСУДАРЕ ИМПЕРАТОРЕ НИКОЛАЕ АЛЕКСАНДРОВИЧЕ всея России.

Из письма русской девушки, хранившегося в архиве Ольги Николаевны Куликовской-Романовой, получено в декабре-январе 1990/91 года:

Я не могу найти покоя, и вот почему. У нас училась девочка из Свердловска-Екатеринбурга. Ее мама рассказывала, что стена дома, в котором была совершена казнь Царской Семьи, в течение многих лет окрашивалась кровью. Власти полагали, что это выходки хулиганов, ставили круглосуточно часовых охранять стену, закрашивали красками, освещали прожекторами. Но ежедневно на глазах изумленных людей проступали на стене капли свежей крови. В бессилии правительство сравняло здание с землей и ныне это странное явление стирается из памяти очевидцев. Теперь это стало уже легендой.

Однажды я спросила моего друга (он для меня большой авторитет): “Почему такая тяжелая жизнь настала в России?” Он ответил, что это мы платим за убийство Царя. Я спросила: “Неужели мы за 73 года не искупили свою вину?” Он ответил, что эту вину мы начали осознавать только сейчас.

Свидетельство 3.С. Гребенщиковой о доме Ипатьева. Записано 4/17 октября 1993 года в Ивановской церкви г.Екатеринбурга в присутствии Ольги Николаевны Куликовской-Романовой

Я — верующая, Гребенщикова Зинаида Степановна, мне 61 год, живу с мамой, маме 91-й год, отец погиб на фронте. Мать вдова, у меня, второй раз замуж не выходила, воспитывала троих детей, всем дала образование.

С детства мама нам показывала этот дом. Когда познакомилась в Ивановской церкви со сторожем Бухаркиным Федором Ивановичем — большим почитателем Царской Фамилии — стала более подробно о нем узнавать. К сторожу очень был привязан один мальчик — Тихомиров Александр Дмитриевич, 1956 года рождения. Отец у него был генерал, а мать работала врачом-терапевтом. Его бабушка Ольга с трех лёт водила мальчика в церковь и он знал уже молитвы.

Стали мы ходить все трое к дому — Федор Иванович, Саша и я — молиться. Приходили и ночью перед праздниками -Николой зимним, Николой вешним, Пасхой, перед 16 июля и другими. Брали с собой верующих старушек. Возьмем свечки, поставим на боковое крылечко и “Со святыми упокой” и “Вечную память” поем, всех Царственных мучеников поименно поминаем и вокруг дома ходим. Еще брали пшена или крупы, разбрасывали, чтобы птички наутро клевали. Коли где какая опасность (тогда; в 70-ые годы строго было), тогда вниз к пруду убегали.

Над дверью того крылечка, ведущего в подвал, где расстреляли Царскую Семью, Саша прибил семь крестиков. Потом их кто-то убрал. В пост мы складывались и подавали на помин Царской Семьи вместе с нашими родителями. Убиенный Император Николай и Императрица Александра со чадами были занесены в мой поминальник. С ним я объездила многие святые места и везде поминали. Правда, священники Их имена тихонько произносили, “про себя” — боялись. А вот в Почаеве монах не побоялся: я стояла рядом с ним и слышала.

У Сашиной бабушки Ольги была подруга, она работала в доме Ипатьева вахтером. Саша рассказывал, что они ходили туда с бабушкой, но проникнуть в подвал трудно — там складировалась всякая рухлядь, мебель, стулья... Только под предлогом вынести старую мебель и можно было проникнуть в подвал.

Саша рассказывал, что стена, у которой Царскую Семью расстреливали, была побелена — они побелили ее, властители наши, а кровь проходит все равно через побелку. Решили покрасить в голубой цвет, нежно голубой, как небо, и опять она выходит — кровь сквозь дырочки, что пули выбили.

Та же вахтерша, видимо, и сама верующая была, говорила, что накануне праздников — перед Рождеством, Пасхой, Троицей, когда выпадало ее дежурство в ночь, из подвала доносились звуки какого-то ангельского, очень нежного пения.

Однажды Саша принес в бабушкином медальоне с крышечкой залитый горячим воском кусочек штукатурки от той стены. Такой небольшой кусочек в форме трапеции, а там, как букет цветов, разбрызнуто было — крупные, средние, помельче, бардовые капельки, оранжевые, светло оранжевые. Прямо как букет, цветов. Я помолилась и приложилась к этой святыне . Имела честь...

Сейчас случай какой был. 3-го октября начался саботаж в Москве. Я опять же молюсь: “Господи! Император Николай! помоги России...” Пошла утром в церковь и заказала заупо-койную обедню на 4-ое число, помянув всех семерых Царственных мучеников. И вот Господь отвел все-таки большую беду от России, а меня сподобил встретиться с Вами, Ольга Николаевна. Они же, Царственные Мученики, за нас молятся, а мы за них. Вот это премудрость большая.

Из рассказа Ольги Николаевны Куликовской-Романовой о паломничестве на Русскую Голгофу в октябре 1993 года:

Да, это действительно было замечательно.

В этот раз мы поехали раньше и на большее число дней, чем в прошлом году. В канун праздника Покрова Пресвятой Богородицы прибыли в Екатеринбург. В среду, 13-го, накануне Покрова сам Владыка Мелхиседек служил литургию в Воскресенском храме, на которой мы присутствовали все вместе и как всегда с казаками.

По окончанию литургии в маленькой часовне на месте дома Ипатьева отслужили молебен Великомученице Елизавете и Новомученикам.

Так как обычно на Покров Владыка Мелхиседек уезжает в один из приходов своей епархии, чтобы служить в храме в честь престольного праздника, то мы согласились на предложение о. Геннадия поехать на Покров к нему в Нижний Тагил. И поехали с удовольствием.

Приехали мы к вечеру, к всенощной. О. Геннадий прямо из автобуса прошел в алтарь переоблачиться. Служба была очень хорошая, миропомазались.

Утром за нами приехал казачий конвой и мы отправились к обедне. Вообще, храм Святого благоверного князя Александра Невского, где о. Геннадий настоятель, очень красивый, замечательный. .Проведены кропотливые восстановительные работы: новый позолоченный резной иконостас готовится к установке.

Отстояли мы праздничную службу с особым молитвенным настроем. Сильную проповедь сказал о. Геннадий. Потом на трапезе с прихожанами и казаками раздали иконы Царственных Мучеников, православные книги, и тронулись в обратную путь-дорогу, решив предварительно еще заехать в местный музей.

Отец Геннадий хотел показать нам большой мраморный крест с колоссальным распятием, по-моему, итальянской работы. Крест этот некогда находился в храме, и сейчас о. настоятель договорился с музеем о его передаче.

Когда в музее осмотрели этот крест, то в зале, где он находится, с левой стороны — не поверила своим глазам — опять “моя” икона. То есть, там находился другой список уже известной мне иконы “Августово явление”. Она довольно большая — приблизительно 90 на 120 сантиметров, а внизу под изображением на церковно-славянском языке написана история появления этой иконы.

Примечательно, что здесь Богородица на фоне Креста находилась не точно в середине, а немного правее. И опять-таки рука показывала направо.

В прошлом году после визита к Владыке Мелхиседеку, уже перед отъездом из России о. Сергий, о котором говорила раньше, сделал мне драгоценный подарок. Он откуда-то достал небольшую икону “Августово явление”, выполненную, маслом на полотне.

Дома, в Канаде, для нее сделала рамку и киот, теперь она висит в моей спальне.

В 1993 году ночь 6-ое на 7-ое февраля, когда много лет назад я видела Богородицу во сне, выпала на воскресенье. В церкви заказала специальный молебен и принесла эту икону. Думаю служить его постоянно в этот день каждый год.

Увидев в Нижнем Тагиле “мою” икону, я подумала: “Что-то еще не закончено. Еще продолжает Богородица указывать мне направо...”


СЛОВО К РУССКИМ ЛЮДЯМ

СЛОВО К ДОНСКОМУ КАДЕТСКОМУ КОРПУСУ

Волею Всевышнего Господа Тихону Николаевичу Куликовскому-Романову, моему дорогому супругу, не привелось лично присутствовать телом здесь, но я уверена, что душой как всегда он был с Россией, так и сегодня он с нами здесь.

За два дня до смерти он набросал черновик Обращения к вам. Я решила добавить только начальное пояснение, но оставить неизмененным его Обращение к вам:

Директору корпуса
Георгию Вячеславовичу Писареву.

Ваше благородие, дорогой есаул Георгий Вячеславович, учащие и учащиеся славного Донского кадетского корпуса!

Вы не можете себе представить, как мне радостно быть в России, с вами, тут, в возрождающемся Новочеркасском кадетском корпусе, основанном 110 лет тому назад моим Державным Дедом, Императором Александром III — Царем-Миротворцем.

Не зря Император Александр III приобрел в истории прозвище именно Миротворца! Мой дед царствовал по древнему, мудрому правилу: “Если хочешь мира, то будь готов к войне!” И к его слову — иногда грозному, но всегда в пользу примирения, — прислушивались как друзья, так и враги...

Даже говорилось: “Когда Русский Царь рыбу ловит, Европа может подождать!” И это “подождать” не раз спасало Европу от ненужных схваток. И Россия богатела и процветала.

При сегодняшней разрухе и растлении в нашей стране надо сделать все, что в наших силах, чтобы спасти душу молодого поколения. Юные будущие воины! Ведь в ваших руках скоро будет дальнейшая судьба Отечества. А живем мы в страшное время.

Во всем мире сейчас нарочито развращают молодежь. Развращают самым нелепым, супер-эгоистическим “гедонизмом” (т.е.: “ешь, пей и веселись”), приходящим с задворков Запада, с полным презрением к понятиям чести, долга и даже простейшей честности и дружбы... Другими словами: “Все дозволено, наплевать на всех!” По таким “заветам” ни один народ, ни одно общество не устоит...

Становится ясно, что нужно поскорее повернуть на 180 градусов. Молодежь должна получить в корпусе зарядку любви к Отчизне, к ея истории, к ея вере — вере отцов наших, вере православной. Помните, чье имя носите! Вы носите имя Императора Александра III -го Миротворца!

Еще будучи наследником Цесаревичем, будущий Император Александр III близко познакомился с бедствиями войны. В чине молодого генерала он участвовал в Турецкой войне, освободившей балканских славян от турецкого ига. Тут он оказался командиром русского так называемого “Рущугского отряда”.

Как всегда, когда наша православная Россия находилась в борьбе с басурманами, Европа была на стороне наших врагов. Турецкая армия была сразу снабжена английским орудиям, превосходящим по качеству и новизне конструкции нашей. На турецкой стороне было и то, что боевые действия происходили на территории турецкой империи, т.е. наши враги имели более точное знание природы, климата, топографии и прочего тех мест, где велись военные действия. И вот, окруженный в гористой местности да еще превосходящими силами противника, наш “Рущугский отряд” оказался в весьма критическом положении. Турецкие генералы уже ликовали, будучи уверенными в предстоящем полном разгроме “Рущугского отряда”...

Но будущий Император Александр III оказался волевым и незаурядным полководцем! И он сумел вывести свои войска из того, что по всем данным казалось неминуемо закрывшейся ловушкой…

Отступление с боями наших войск было проведено настолько блестяще, что стратегию, примененную Наследником русского Престола, еще много лет спустя, преподавали в училищах Генеральных Штабов цивилизованного мира... Ведь есть неглупая поговорка: “Не тот казак, кто победил, а тот, кто выкрутился!” И “выкрутиться” со спасением чести и не погубив тысячи русских жизней — не малый подвиг и слава!

“Слава! Слава! Слава!” — не раз восклицал всех времен и всех народов сверхполководец Суворов.

Кадеты! Да сопутствует и вам в вашей жизни и трудах дух суворовской русской воинской славы.

СЛАВА! СЛАВА! СЛАВА!

Ваше Высокопреподобие! Господа офицеры! Господа кадеты! Дорогие дамы и господа!

Дорогие станичники — создатели, благотворители, воспитатели, учащие и учащиеся возрожденного вашими общими усилиями на родной земле Донского Императора Александра III кадетского корпуса, бывшего “ в небытье” семьдесят два года!

Я, как супруга покойного внука Шефа вашего корпуса -Тихона Николаевича Куликовского-Романова, имею честь приветствовать вас.

Ваше войско Донское можно считать родоначальником всех казачьих войск, находившихся на территории бывшей Российской Империи. Только Кубанское войско, к которому принадлежу и я, составлено из донцов — линейцев и черноморцев — потомков запорожских казаков, переселенных на Кубань Императрицей Екатериной II.

В то время как запорожцы были основаны в 14 веке по указу польского короля и назывались к о з а к и, донское казачество зародилось на Руси во времена монгольского ига.

Собирая дань с покоренной в 13-м веке Руси, монголы брали не только имущество покоренных, но и людей. Одних они продавали в рабстве, из других формировали воинские части для своих завоевательских походов. К их чести, к чести диких монгол, они не воспрещали воинам из славян говорить между собой на славянском языке и исповедывать православную русскую веру.

Так как эти люди не были данниками, т.е. не платили дани монголам, они их называли казаками, т.е. вольными людьми. Уже в 14-м веке у этих казаков было свое самоуправление.

Что они не отделяли себя от остальной части Руси, показывают примеры, когда донцы в трудную минуту приходили на помощь. Так в 1380 году, когда Великий Князь Московский Дмитрий Донской, получив благословение от преподобного Сергия, пришел на Куликово поле, чтобы сразиться с Мамаем, к нему на помощь пришли донцы и принесли с собой образ Богоматери из станицы Аксайской. Эта икона, именуемая ныне “Донской”, прикрепленная на шесте, была хоругвью русских воинов на Куликовом поле. Они же присоединили Сибирь и были землепроходцами до Тихого океана, создав, таким образом, войска: Терское, Астраханское, Уральское (Яицкое), Оренбургское, Сибирское, Семиреченское с городом Верный (теперешняя Алма-Ата), Забайкальское, Уссурийское.

При избрании на царство Михаила Федоровича Романова, его кандидатуру выставил донской атаман Межанов. Во всех войнах России казачество принимало участие вместе с армией.

В Итальянский поход Суворова, в северной части Италии, казачий разъезд наскочил на конную группу французов; казаки ринулись с пиками наперевес на французов, и станичник Туроверов “насадил” на пику французского маршала Жубера. Это было в конце 18-го века, а в 60-х годах нашего 20-го века донской казак, родившийся в Париже, — Николай Александрович Туроверов, женился на пра-пра-правнучке маршала Жубера.

Серебряный иконостас в Казанском Соборе в С.-Петербурге — дар донских казаков; серебро было отбито у отступающих французов в 1812 году.

Недаром же говорилось, что “границы Российской Империи: на арчаке казачьего седла”.

Даже при мятежах “гулытьбенных” казаков Разина, Булавина и Пугачева — домовитые казаки России не изменяли, а оставались ей верными и помогали погасить, очаги “заразы”.

Во всех войнах России донское казачество в особенности отличалось. Видимо потому Император Александр Александрович соизволил создать донской кадетский корпус и Новочеркасское военное училище — голубой погон с белым кантом и вензелем Царя-Миротворца.

Надеюсь, что и Донской корпус и донское казачество будут следовать девизу:

ВЕРНЫ ЗАВЕТАМ СТАРИНЫ!

 

ОБРАЩЕНИЕ К КАЗАКАМ-КУБАНЦАМ СТАНИЦЫ СТАРОЩЕРБИНОВКА

Ваше Высокопреподобие! Дорогие казаки и казачки!

Я, как супруга Тихона Николаевича Куликовского-Романова — внука императора Александра III и родного племянника Царя-Мученика Николая II Александровича и дочь есаула Николая Николаевича Пупынина — кубанского казака станицы Старощербиновки Ейского отдела, приветствую Вас всех и благодарю за сердечную встречу и прием.

В теперешние времена нужно особенно хорошо помнить о той важной роли, которую сыграли казаки в русской истории, — ярые защитники православия, опора самодержавия, блюстители границ Империи. Открывали и завоевывали новые земли — можно сказать от Крыма до Аляски, -они до последнего времени были верной поддержкой престола. Кубанцы-конвойцы всегда хранили верность Их Величествам Самодержцам Всероссийским. Недаром бунтари-революционеры так ненавидели казаков, а советская безбожная власть приложила все усилия, чтобы планировано их истреблять.

Теперь, когда в России появился дух возрождения и возвращения к нашим старым традициям, здравое казачество не может “не возобновить сбою историческую роль и, вернее всего, будет иметь большое значение в восстановлении российской православной самодержавной империи… Вспомним 1613-ый год и роль казачества в восстановлении законной царской власти.

Только Грядущий Всероссийский Земский Собор по милости Божьей укажет единой России нового Державного Хозяина.

Мощный дух кроется в идее казачества! Казаки, помогите и сейчас нашему народу своим деятельным примером приведения своей земли в порядок в христианском духе любви, честности, свободы и поддержке слабых.

Возрождение казачества уже развивается годами, но как и общее возрождение России, оно не организовано — оно происходит вразброд — это и является главной причиной медленности процесса возрождения. И это лишь на пользу нашим врагам.

Будем же помнить, что у нас общая цель, отставим в сторону мелкие личные интересы. Только самоотверженность и честность могут привести к очищению и возрождению нашей России.

Объединимся в одно общее, сильное казачество! Будем постоянно вспоминать, что в единении сила!

+++

С 12 по 18 октября 1993 года Екатеринбург с визитом посетила Ольга Николаевна Куликовская-Романова, супруга Его Высочества Тихона Николаевича Куликовского-Романова, внука Государя Императора Александра III Миротворца и племянника Царя-Великомученика Николая II. На вокзале ее торжественно встречали епархиальное духовенство, казачий караул, жители города и области.

Это уже второй подобный приезд Ольги Николаевны. Первый состоялся в 1992-м году в те же дни празднования Покрова Пресвятой Богородицы, когда выполняя высокую волю своего супруга, Ольга Николаевна отслужила молебен Царю-Мученику Николаю, всем Царственным Страстотерпцам с Их верными до смерти слугами у Креста на месте Их убиения.

За время своего нынешнего паломничества по уральской земле — этой Всероссийской Голгофе, — где пролилась безвинная кровь Царственных Мучеников, Ольга Николаевна вновь молилась на святых местах: у Креста, где стоял дом Ипатьева, на Ганиной Яме, у часовни возле шахты под Алапаевском, где приняли мученическую кончину святая Великая Княгиня Елизавета Феодоровна, Великие князья, инокиня Варвара.

Высокая гостья посетила архиепископа Екатеринбургского и Верхотурского Мелхиседека, в праздник Покрова Пресвятой Богородицы побывала у нижнетагильских казаков и молилась в их войсковом храме святого благоверного князя Александра Невского, осмотрела местный краеведческий музей, встретилась с общественностью областного центра. Основная тема встреч — только покаяние народа в земском грехе отступничества от Царя — Помазанника Божьего и прославление святых Царственных Мучеников в сонме Нсвомучеников Российских приведет к возрождению страны.

19-го октября Ольга Николаевна Куликовская-Романова и сопровождающие ее лица с Екатеринбургского железнодорожного вокзала отбыли в Москву.

 

СЛОВО К ЖИТЕЛЯМ ЕКАТЕРИНБУРГА

Дорогие екатеринбуржцы!

Приветствую Вас и благодарю за встречу!

Впервые я побывала здесь, на Екатеринбургской Голгофе, в прошлом году в эти же дни празднования Покрова Пресвятой Богородицы, выполняя волю моего супруга — Тихона Николаевича Куликовского-Романова отслужить молебен у креста на месте дома Ипатьева, где пролилась кровь Царственных Страстотерпцев.

И молебен был отслужен! Впервые Царю-мученику Николаю и Его Августейшей Семье, здесь в Екатеринбурге, молились как святым. Это важно подчеркнуть: поскольку своей смертью Государь Император Николай II Александрович искупил грех предательства, совершенного нашим народом. Царь и сейчас молится у престола Божьего, чтобы Всевышний в нынешнее смутное время спас и помиловал Россию.

Но без наших усилий ничего не случится. Только всеобщее покаяние в грехах предков и прославление Царственных Мучеников в сонме Новомучеников Российских приведет к возрождению страны.

Вера без дел мертва есть. Достойным шагом на пути к покаянию явится возведение Храма-памятника на месте убийства Царской Семьи. Как известно, такие планы существуют. Скорее приступим к их осуществлению, не входя в разные дрязги и разногласия. Сей Храм-на-Крови должен быть построен Православной Церковью. Когда Россия отступала от Православия, она становилась легкой добычей безбожников и иноверцев.

В нашей семье хранится икона Божией Матери Троеручица. Она была передана матери Тихона Николаевича Великой Княгине Ольге Александровне, сестре Царя-Мученика, одним из русских офицеров. Он участвовал в освобождении Екатеринбурга и при осмотре дома Ипатьева обнаружил ее оскверненной и выброшенной после злодеяния и затем как святыни передал Великой Княгине.

Перед этой иконой молились Царственные Страстотерпцы в свои последние дни. Такую святыню мы можем передать только в будущий Храм-на-Крови и только в чистые руки.

После безвременной кончины Тихона Николаевича 8-го апреля 1993-го года я продолжаю все его дела по его указанию. В том числе забочусь о всем том, что творится здесь, на Екатеринбургской Голгофе. Ведь это еще и наше семейное дело. Касается ли это строительства Храма-памятника или сенсационных экспертиз мнимых останков Царской Семьи.

Будьте и вы внимательны и строги, когда дело касается Царя — Помазанника Божьего, одушевленного образа Христа-Спасителя.

Уверена, что вас, екатеринбуржцев, впереди ожидают еще многие судьбоносные события, связанные с памятью Царя-Мученика Николая и Его Августейшей Семьи. Да будем достойны Их святых молитв.

 

ОБРАЩЕНИЕ К МОСКОВСКОМУ ДВОРЯНСКОМУ СОБРАНИЮ

Господа потомки российских дворян и их друзья!

Дозвольте поблагодарить Вас за то, что пришли на эту встречу. Продолжается третий месяц моего пребывания в России. За это время я изъездила тысячи километров по столицам и станицам, городам и селам, встречалась я с власть предержащими и с простыми людьми всех сословий — на Дону и Кубани, на Севере и Урале, в Москве и Петербурге ...

Выполняя волю моего покойного супруга, Его Высочества Тихона Николаевича Куликовского-Романова, я в очередной раз отслужила молебны святым Царственным Мученикам в Екатеринбурге и Алапаевске — на этой своеобразной Всероссийской Голгофе.

Согласно духовному завещанию Тихона Николаевича, я приняла и продолжаю все его дела. Много трудностей легло на мои плечи. Следуя девизу моей свекрови, Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны -”быть, а не казаться”, — стремлюсь по мере своих скромных сил помогать России. А Россия вновь переживает трудную пору возрождения и перемен.

Становление новой России невозможно без покаяния во всеобщем грехе клятвоотступничества от Помазанника Божьего. Оно невозможно без прославления Царя-Великомученика Николая и Его Августейшей Семьи в сонме Новомучеников Российских.

Сейчас в связи с этим возникла непростая и запутанная ситуация вокруг так называемых останков Царской Семьи. Считаю, что последнее слово здесь должно принадлежать Церкви и Дому Романовых. Как вы знаете, мы с Тихоном Николаевичем являемся ближайшими родственниками убиенного Императора Николая Второго.

Уповая на милость Божию, я надеюсь, что достойный выход, не оскорбляющий ничьих останков, будет найден. А Царственные Мученики будут прославлены всей полнотой Православной Церкви. И это станет настоящим чудом!

Точно таким же, каким явилось возведение на месте порушенного — нового храма в часть Казанской иконы Божией матери на Красной площади, на освящении которого я присутствовала в четверг 22 октября/4 ноября — в день празднования этой чудотворной иконы — Заступницы усердной рода христианского и нашей Матушки-России.

Господа! На вас, потомках дворян Самодержцев Всероссийских; лежит теперь особая ответственность: вкупе с Церковью способствовать упрочнению сословного мира в нашей многострадальной Родине. Кому много дано Господом по рождению, с того многое и спросится.

Иными словами — Отечество ждет от вас не костюмированных балов и маскарадов, не куртуазных игр при несуществующих влиятельных дворах, а черновой, кропотливой работы. Родина ждет от вас милосердия, терпения, выдержки!

Давайте поменьше разделяться и спорить, чей род древней и знаменитей. Такие распри уже не раз ставили Россию на грань катастрофы и были на руку только нашим недругам.

Пусть же всем нам будет примером служения Родине жизнь и жертвенный подвиг последнего Царя и Его Августейшей Семьи.

“Были бы кости, а мясо нарастет”, — говорит народ. Будет жить Россия — будет у нее и дворянство, по трудам и заслугам. Как будут священство, казачество, чиновничество и купечество, мещанство и крестьянство... Каждому сословию Господь судил свой крест. Но только в единении мы — сила, единая неделимая православная Россия!

 

ОБРАЩЕНИЕ
к членам военно-исторического клуба “Ахтырские гусары”

Господа! Члены военно-исторического клуба “Ахтырские гусары”. Благодарю за нашу встречу.

Вам выпало счастье продолжать традиции настоящих ахтырских гусар, чьим Державным Шефом была Ея Императорское Высочество Великая Княгиня Ольга Александровна. И я как невестка Шефа Ваших предшественников — тех славных ахтырцев, кто пал на поле сражений за Веру, Царя и Отечество, ценю Ваши усилия.

Хочу упомянуть, что в честь одного из этих героев -Гурия Панаева 2-го -был назван брат моего супруга Его Высочества Тихона Николаевича Куликовского-Романова. А мать Тихона и Гурия, Великая Княгиня Ольга Александровна кроме Шефа была еще и полковой дамой, выйдя замуж за офицера полка Николая Александровича Куликовского. Так что наша семья самым теснейшим образом связана с ахтырскими гусарами.

Господа! Пусть никто не подумает, что начатое Вами дело лишь маскарад. Все мы прекрасно помним, как Петр Великий начинал укреплять и множить славу России именно со своих “потешных полков”.

Бог Вам в помощь в этом благородном деле!

 

СЛОВО
К членам православного братства во имя Царя-Великомученика Николая и их друзьям при расставании с Россией

Дорогие братчики!

От глубины души благодарю Вас всех за такую самоотверженную службу и желание угодить во всем, которые Вы проявили в течение трех месяцев моего пребывания в России.

Знаю, что Вам было нелегко. И ценю Вашу разнообразную кропотливую работу по подготовке к НАШЕМУ визиту. Каждый внес свой посильный вклад. Здесь не было первых и последних. Груз несло все БРАТСТВО!

Но это еще не все. После моего отъезда Вас ждут новые, невиданные доселе испытания и трудности. Живите по-братски и помогайте друг другу.

Сколько верст мы с Вами за эти месяцы изъездили по столицам и станицам! И сколько воды батюшки освятили! Самое главное — мы всюду молились вместе с людьми, которые нас так тепло встречали. И молились мы не только Всевышнему и Пресвятой Богородице, а и нашим Царственным Страстотерпцам и всем Новомученикам Российским о прощении греха и избавлении русского народа.

Уважаемое священство! Благодарю за молитвы. Надеюсь, что Вы и в дальнейшем будете усердно молиться о соединении церквей, о благоверной стране нашей Российской, о христолюбивом воинстве нашем.

Верую, Господь и Пресвятая Богородица не останутся глухи к Вашим искренним молитвам!

Дорогих казаков особенно благодарю за ценные подарки, за верную конвойную службу и преданность! Да вразумит Вас Господь и никогда не вынете Вы шашек из ножен для братоубийственной сечи, а лишь для защиты святого православия.

Хочу также поблагодарить всех, кто принимал участие в приемах, встречах, паломничествах по святым местам.

Будьте все в крепком христианском духе любви и единения.

Да благословит Вас Господь.

 

 

Карта сайта

Как с нами связаться

полезные ссылки